Contacts


tina@tina.ru
taoyoga.livejournal.com
Ok.ru
Facebook
Twitter
Skype: tinamitusova


Travels




03.2010. Мусульманская Индия.




01.2009. Сирия.




07.2008. Карелия.

Смотреть остальные места »»»



Митусовы



Фото с сайта музея семьи Рерихов.

Вниманию родственников и однофамильцев: здесь можно скачать «Родословную дворян Митусовых» (pdf, 602 кб), изданную почти сто лет назад. В данном файле находится только основная ее часть без 70 страниц приложений, на которые мне жалко тратить время, если кто хочет заняться набором текста с ксерокопий, пишите, я вышлю скан приложений, а я потом дополню основной файл.

На сайте «Одноклассники.ру» есть группа однофамильцев Митусовых, присоединяйтесь:
http://www.odnoklassniki.ru/group/43001929466033

Hello and assalamu aleikum, my name is Tina.

I teach Chigong in my center «Chigong in the city», islam — on online courses Easyislam.ru, tell the stories in 1001 Mysteries of Scheherazade and promote Arabic Calligraphy Center with Vassily Kassab.

The rest is in the interview for Vegetarian.ru (to be translated).

— Тина, не могли бы вы рассказать об основных фактах своей биографии?

Моя жизнь явственной чертой делится на две части — до и после принятия ислама. Это было подобно выходу из воды на сушу. Я до сих пор не знаю, что мной руководило на первой и большей части моего жизненного пути — то ли природная любознательность, то ли жажда социального успеха. С одной стороны, я всегда любила учиться — в детском саду я читала сверстникам сказки, когда они еще не знали ни одной буквы. С другой стороны, я всегда стремилась к дневниковым пятеркам, спортивным достижениям, красным дипломам и карьере, и это мне неплохо удавалось. В конце третьего десятка наступило материальное пресыщение — вселенная исполняла все мои желания с точностью до мелочей, но это не приносило внутреннего упоения. Тогда я оставила хорошую работу, продала машину, оставила маме на попечение свою собаку и уехала из Москвы — к счастью, у меня были деньги, время и отсутствие обязательств перед другими людьми, благодаря чему я могла остановить бесконечную гонку, чтобы разобраться в себе, обрести внутренний смысл своего существования. Я много путешествовала, жила в Индии и на Кавказе, посещала святые места и учителей из разных традиций, много практиковала. После года «скитаний» я вернулась домой с ответами на свои вопросы.

— Как вы пришли к занятиям цигун? И не просто в качестве человека, практикующего эту систему, но в качестве «мастерицы», как вы себя называете. Кто были вашими учителями на этом пути?

Тогда я пробовала все, что мне казалось интересным. Мое знакомство с цигуном началось с женских практик — больше всего меня заворожила медитация, я просто не могла ее не делать, не смотря на наличие различных любопытных техник в этой даосской системе. Благодаря медитации я впервые соприкоснулась с тем, о чем до этого знала только из книг. Впоследствии арсенал практик расширялся, но в регулярном пользовании остались только самые нужные и любимые. Именно им я и обучаю в своем Центре — делюсь с другими тем, что приносит пользу мне самой. Познакомившись с успешными мастерами цигун и оценив все возможности этой системы, я определила свои цели в даосских практиках — на данный момент я достигла того, что мне нужно. Теперь, по сути, просто поддерживаю свои результаты в практиках, так как основной вектор моего развития теперь перенаправлен в духовную область.

Работа с энергией открыла для меня совершенно другой, более тонкий план материального мира и стала переходным этапом к духовным практикам. В основном моими мастерами были европейцы — для меня, как человека, тяготеющего к логике и анализу, такое взаимодействие было более эффективным и комфортным, чем адаптация к совершенно чуждой для меня китайской культуре отношений. Если не считать мои длительные путешествия, я всю жизнь живу в Москве, и вытравить из меня западное мировосприятие не представляю возможным (и нужным).

Мастерицей я себя называю в шутку, реальный статус мастера предполагает гораздо более высокий уровень владения ци — мне для реализации моих жизненных задач и духовного развития столько не нужно, я не готова вкладывать столько времени и сил в развитие магических сверхспособностей — поддержание здоровья и нормального уровня энергии, баланс ума и эмоционального состояния, на мой взгляд, этого достаточно для современного человека, живущего активной социальной жизнью.

— Тина, Вы, насколько я понимаю, не родились в мусульманской семье, но приняли ислам, уже будучи взрослым человеком. Каким был ваш путь в ислам? Вы посвящены в суфийский тарикат Чиштийя. И, насколько, я знаю, проявляете живой интерес к духовности другого суфийского братства, Тиджанийя, в линии швейцарского шейха Фреди Боллага.

Я родилась в обычной русской семье. Хотя я прошла таинство крещения еще будучи младенцем, христианкой я себя никогда не чувствовала — в нашей семье следование этой традиции не практиковалось. Посты и молитвы мы не соблюдали, в церковь не ходили, Библию не читали. Поэтому для моей мамы принятие мной другой традиции не стало чем-то катастрофическим, скорее, наоборот, благодаря исламу я стала гораздо больше ее любить и заботиться, а на каком языке я молюсь и как держу пост — не имеет принципиального значения.

Моя любовь к исламу зародилась благодаря двум событиям. Во-первых, мне повезло встретить достойных мусульман, внутренние качества и стремления которых отличались от того, к чему я привыкла. Во-вторых, еще за несколько лет до принятия ислама я стала пробовать мусульманские практики. В наиболее сложные периоды я интуитивно начинала делать намазы (ежедневные пятикратные молитвы), которые давали серьезную защиту от внешнего давления и внутренних кризисов. После каждого месяца поста — рамадана — пластами уходила внутренняя агрессия и напряжение.

Но последней каплей стал зикр в кругу моих друзей из тиджанийского суфийского ордена — ни одна медитация не давала мне такой гармонии ума и сердца. Если во время медитации нужно постоянно все контролировать: ци — здесь, шен — там, то во время зикра достаточно просто отдаться Богу — остальное все делается само, без каких-либо усилий: успокаивается ум, наполняется сердце, выстраиваются внутренние потоки энергии. Молитва поднимает на самый высший, божественный уровень, возвращаясь обратно, человек оставляет с собой частичку этой божественной чистой энергии, с каждым разом пропитываясь ею больше и больше — именно это приводит к очищению и внутренней трансформации.Чуть более трех лет назад, когда я созрела, чтобы принять осознанное следование Богу, у меня не стояло вопроса, какую традицию выбрать — мой прямой путь к Богу однозначно лежит через ислам, что, кстати, в переводе с арабского означает «покорность Богу».

— Что есть тассавуф (суфизм) для вас? Какова цель суфизма?

Суфизм — это более глубокое погружение в ислам, этот этап связан с инициацией и принятием учителя (шейха). В наше время популярны семинары по отдельным суфийским практикам, и слава Богу, пусть люди соприкасаются с исламом в разных плоскостях. Но в отношении суфизма как духовного пути я все-таки придерживаюсь классической позиции: шариат, пять столпов ислама - фундамент, на который опирается суфизм. Бог посылает к нам пророков, которые передают целостные системы духовного очищения, и отдельные части этой системы не могут полноценно трансформировать человека. Чтобы конь стремительно рассекал пространство, у него должны быть здоровыми все четыре ноги.

— Правда ли (простите, я сейчас нарочито наивно и упрощенно выражаюсь, ибо все метафизические тонкости не втиснуть и в гору книг), что цель суфия — стать ангелом?

Впервые встречаюсь с такой интерпретацией, насколько мне известно, люди, ангелы и дьяволы — это совершенно разные творения Бога. Мне ближе позиция суфийской святой Рабии аль-Адавии: «Господи! Если буду поклоняться Тебе из боязни ада — сожги меня там.
Если буду поклоняться Тебе из надежды на рай — изгони меня из него.
Но если буду поклоняться Тебе ради Тебя Самого — не укрывай от меня Твою вечную красоту».

Я не знаю, смогу ли я к концу своей жизни полностью очиститься от влияния нафса, своей животной природы, избавиться от своего эго или развить совершенную любовь к Богу. Мне будет достаточно, если в последний момент жизни мое сердце будет погружено в молитву. Есть такое утверждение, что если в момент смерти человек произносит священную молитвенную фразу «Нет бога, кроме Бога», его душа попадает в Рай. Это непросто, поэтому многие шейхи дают своим ученикам как практики, позволяющие глубже погрузиться в молитву, так и рекомендации постоянно повторять зикр, когда это возможно — засыпая, просыпаясь, готовя еду, в дороге, в лифте — где угодно. В критический момент, когда душа выходит из тела, ум цепляется за то, к чему привык — либо за тело с его материальными привязанностями, страхами и гневом, либо за Бога и его имя.

— В каком качестве вы участвуете в работе Центра арабской каллиграфии? Организатора, преподавателя?

Все началось с моего желания изучать арабскую каллиграфию. Моя уверенность в том, что в Москве есть все, разбилась о пустые поисковые запросы в Яндексе — курсов исламской каллиграфии я не нашла. Поэтому, когда друзья познакомили нас с Василием Кассабом, мы решили организовать Центр арабской каллиграфии. По факту я не являюсь самой усердной ученицей, все-таки моя природа — не в творчестве, а в управлении. Но нашим студентам курсы очень нравятся, и Центр постепенно развивается.

— По вашим словам, если молитесь вы по Корану, то питаетесь по Ведам. Пожалуйста, расскажите о своей системе питания. Что она собой представляет? Какие продукты входят в ваш повседневный рацион? Большинство мусульман — не вегетарианцы, но, наверное, противоречия здесь нет?

Вегетарианкой я являюсь около трети моей жизни, и это произошло задолго до того, как я приняла ислам. Отказ от мяса у меня произошел естественным путем — в какой-то момент я просто не смогла его есть. Мне не нужно для этого применять силу воли — я просто его не хочу, поэтому мне не приходится заменять мясо соевыми продуктами, так как нет потребности в получении соответствующих вкусовых ощущений.

Проблемы «что съесть» у меня нет, скорее, наоборот. В мире существует большое многообразие вкусной еды, это огромное заблуждение, что вегетарианцы питаются только травкой — из моего дома еще никто не уходил голодным, и я могу накормить дюжину здоровых мужчин. Основные рецепты, конечно, черпаю из аюрведической кулинарии, которая базируется на активном использовании специй — именно они позволяют создать огромное разнообразие вкусов. Если кто-то хочет стать вегетарианцем, но слишком привязан к мясу, я рекомендую воспользоваться одним замечательным ведическим принципом: вегетарианство нужно начинать не с отказа от мяса, а с разучивания 200 вкусных блюд, тогда переход не будет таким сложным.

В исламе употребление мяса в пищу разрешено, правда, с большими ограничениями. И, естественно, это не является обязательным. Заклание животного происходит согласно сложной процедуре, с произнесением определенных молитв — животное приносится в жертву, только такое мясо считается освященным и дозволенным в пищу. Нельзя есть хищников, падальщиков, мертвечину, свинину, кровь. А уж сколько животных стоит умерщвлять для насыщения своего желудка при наличии других способов — это уже другой вопрос. И уж точно Пророк и его сподвижники не ели мясо с картошкой три раза в день — согласно их жизнеописаниям они очень много постились. Мясо всегда являлось едой богатых, в наше время, по-моему, мы просто пресытились материальным изобилием и имеем искаженный вкус. Единственное полное исследование вегетарианства в исламе я нашла у Свами Прабхупады в книге «Об исламе».

В современном человеке меня поражает следующий факт — большинство мясоедов не осознают, что они едят, они не способны смотреть на процесс убийства и уж тем более сами убить того, кого они едят, в этом таится огромное лицемерие. Куриные окорочка не растут на деревьях и в морозильных камерах, это были самые настоящие птички в перьях, которым отрубили голову, и еще несколько минут их полуживое тело билось в конвульсиях.

Если мы посмотрим на изменение религиозных законов по мере появления новых духовных традиций, то очевидно, что каждая последующая разрешала часть из того, что было запрещено предыдущей — сейчас время Кали-юги, сознание людей деградирует, поэтому Бог передает через своих пророков все более простые и доступные знания и правила. В наше время часть людей не может не есть мясо, поэтому им был передан дозволенный способ максимального очищения этого действия. В Коране описано много случаев, когда Бог сначала запрещал некоторые действия, например, половую жизнь во время поста в священный месяц Рамадан, но, поскольку люди слабы и нарушали бы этот завет, он дозволил это после захода солнца. И это особая милость Бога — делайте то, что не можете не делать, но так, как повелено. Так начинающий свое развитие человек будет хоть как-то ограничивать свои материальные привязанности и постепенно прогрессировать, а более сильному следует стремиться делать больше, чем вменено в обязательный минимум. Если внимательно читать Коран, то при описании благ, которые можно употреблять в пищу, чаще всего указываются фрукты, овощи, финики, а мясо — гораздо реже и далеко не во всех случаях.

У меня был внутренний конфликт, связанный с обязательным ежегодным жертвоприношением животного во время праздника Курбан-байрам. Я так и не смогла найти другого способа выполнять это обязательное предписание, его нельзя заменить ни деньгами, ни добрыми делами, ни постом. Внутреннее согласие с собой помогли обрести два факта. Во-первых, у меня никогда нет сомнений в исламе и Боге, он не дает ни одной лишней или неточной заповеди, если я не понимаю ее смысла, нужно искать ответ. Во-вторых, в одном суфийском трактате я нашла объяснение, которое легло в мое сердце, что во время такого жертвоприношения мы закладываем свою животную душу. Смирившись, каждый год я отправляю деньги за животное в Дагестан или Индию, где от моего имени выполняют этот обряд.

Ислам считает серьезным грехом запрещение того, что является разрешенным, поэтому, если меня спросят, разрешено ли в исламе употребление мяса, я отвечу: «Да», а на вопрос, стоит ли есть мясо, я отвечу: «Нет». Если будет нужно, я готова готовить мясные блюда для моего мужа, но все-таки надеюсь, что он будет вегетарианцем, или хотя бы не будет иметь привязанности к мясу. Когда я была в Каире, я останавливать в доме одной суфийской гостеприимной семьи. Из уважения ко мне они не готовили мясо целую неделю, хотя я их искренне убеждала, что это совсем не обязательно; я знала, куда еду и не была готова диктовать условия в чужом доме. Вот это я называю истинной духовностью и служением людям — мне так и не удалось их отговорить.

— Питаетесь по Ведам, а «содержите тело по трактату Желтого императора». А это уже даосский пласт? Пожалуйста, расскажите об этом. Как правильно следует заботиться о телесном здоровье?

По сути, нашему телу нужно не так много — несколько простых, но самых сложных для выполнения вещей: хороший сон, немного вкусной и здоровой еды, правильные тренировки и регулярная перезагрузка ума с помощью медитаций или молитвы — всего в меру. Поскольку мы потеряли связь со своим телом, у нас возникают две основные проблемы: либо мы его нещадно эксплуатируем, заставляя работать днем и ночью, подвергая жестким и абсолютно нездоровым физическим нагрузкам, либо, наоборот, изнеживаем его до такой степени, что в нем практически застывает кровь. Раньше лошадей выбирали по зубам — если они крошатся, это значит, что во время работы лошадь перенапрягается, и такое животное не доживает до положенного срока, а если зубы вываливаются, то это говорит о вялости и лени, от такого коня не много проку в хозяйстве.

Если за телом не следить, то после тридцати оно начинает сдавать, а после сорока — быстро разваливаться. Остановить этот процесс нельзя, но сильно замедлить — можно. В зависимости от характера, возраста и состояния здоровья необходимо подобрать свой комплекс практик, которые позволят поддерживать тело в тонусе. Чем более напряженная у человека жизнь, тем больше внимания необходимо уделять здоровью, причем на регулярной основе, а после трудовых запоев нужно обязательно устраивать оздоровительные отпуска — больше, чем по судьбе положено, все равно не получишь, важно уметь держать баланс между тем, что хочется, и тем, что нужно.

Из упражнений основных рекомендаций две. Во-первых, обязательно занимайтесь суставами и позвоночником. Если тело достаточно гибкое, практикуйте йогу, если жесткое или слишком болезненное — прибегайте к более мягким техникам цигуна. Внутренние напряжения — одна из самых распространенных проблем. Спортивное прошлое, плохая генетика, сидячая работа, неправильные привычки, травмы, да и просто эмоциональные переживания в виде страха и гнева — все это буквально сжимает наши мышцы, они деревенеют и теряют способность к расслаблению. В напряженном теле плохое кровообращение, пережимаются нервные волокна, ухудшается состояние суставов; оно тратит больше сил при физических нагрузках и быстрее устает, нарушаются все внутренние процессы. Занимайтесь телом — и очень скоро оно отблагодарит вас легкостью, молодецкой энергией и жизненными силами.

Во-вторых, регулярно давайте телу аэробные нагрузки. Бегайте, плавайте, танцуйте, занимайтесь восточными единоборствам — или хотя бы много ходите и гуляйте. Под лежащий камень вода не течет, а в неподвижном теле замедляется кровообращение, а, согласно даосской традиции, кровь транспортирует ци, энергию, внутри нашего тела. Мое тело не может жить без гимнастики для позвоночника, которая раскрывает суставы и устраняет мышечные блоки, а также дыхательных упражнений из женской даосской системы, благотворно влияющих на внутренние органы. Именно этим моим любимым техникам я и обучаю других людей. После травмы коленки бегать пока не получается, поэтому сейчас хожу в бассейн; еще люблю йогу Айенгара.

— Тина, в вашей личности объединены разные ценности, мировоззренческие системы. У многих «ортодоксальных» людей такой подход не вызывает особого восторга. Как вы думаете: подобный синтез — именно то, что необходимо человечеству?

Я с большим почтением отношусь к ортодоксальным личностям, именно они позволяют сохранить суть духовной традиции неизменной, от изначального источника. Я — дитя своего времени и места, прежде чем найти свою традицию, я потратила много времени на ее поиски. Если бы мне пришлось сегодня умереть и завтра родиться снова, я бы просила Бога, чтобы он меня определил в благочестивую религиозную семью, где с детства видишь, что молиться и поститься — это нормально. А для меня регулярно совершать пятикратный намаз было равносильно великому подвигу, хотя для любого практикующего этнического мусульманина это также естественно, как принимать душ и чистить зубы.

Проблемы фанатизма и неуважительного отношения к другим религиям связаны не с ортодоксией, а с негативным сознанием и, зачастую, внутренней агрессией. Духовное развитие должно быть направлено на себя, каждое знание нужно примерять к себе, искать свои изъяны и исправлять их, а не пытаться менять других людей, когда они этого не просят. В исламе великим называют не военные походы, а внутренний джихад — борьбу со своими страстями, своим нафсом, животной душой. Гораздо приятнее ковыряться в чужих недостатках, возвышаться за счет унижения других — легче, чем работать над собой.

У меня нет синтеза, духовная традиция у меня только одна — это ислам. Поскольку в других религиях я не вижу принципиальных различий, у меня нет никаких конфликтов на эту тему. Рано или поздно я нахожу ответы на все несостыковки, с которыми сталкивается мой ум при изучении того или иного священного трактата. Иногда для этого требуется время, так как нужно преодолеть внутренние ограничения. Цигун я использую как материальное знание, в моем случае — это практики для тела и энергии, очень качественные, но не более того. О физическом теле нужно обязательно заботиться, но оно смертно по своей природе, цигунься — не цигунься, оно все равно умрет. В даосизме есть свои духовные течения и учителя, но все-таки это — не мой путь, мое сердце принадлежит исламу.

— Я хотел бы задать вам еще один вопрос — о роли и положении женщины в исламе. Не секрет, что у нас в обществе бытуют стереотипы — паранджа, ограничение в правах, запрет на женское образование... И в массовом сознании многое, что касается женщин и ислама в целом, свалено в одну кучу — тут и талибы, и режим аятолл в Иране, и Саудовская Аравия... Не могли бы Вы просветить читателей в этом («женском») вопросе? А также рассказать об институте брака, о принципах семейной жизни согласно исламу?

Здесь я приведу слова Тарика Рамадана: «Арабская культура — это еще не культура ислама». Я крайне редко сталкивалась с негативным отношением к женщине в исламе, конечно, это обусловлено моим кругом общения, который составляют культурные и доброжелательные люди. Деградация сознания происходит повсеместно, в России ситуация тоже достаточно грустная — достаточно посмотреть на статистику разводов, абортов и бытового насилия. Социальные проблемы нужно решать везде, в некоторых исламских странах уже развиваются движения по защите прав женщин, небыстро, но и они будут набирать обороты — если у людей не хватает осознанности для уважительного обращения друг с другом, то государство должно развивать систему соответствующих законов и механизмов их реализации.

Ислам зародился на Аравийском полуострове во времена правления невежества и жестокости, когда в обществе считались нормальными межплеменные войны, рабство, убийства и грабежи, умерщвление новорожденных девочек и т. д. Поэтому ислам включает в себя все — от строгих законов для тех, кто не может не воровать и не убивать, до тонких божественных истин для тех, кто стремится развивать высокие духовные качества.

Принципы ислама нужно изучать не на поведении основной массы людей, а на лучших ее представителях — Пророке Мухаммаде, его ближайших сподвижниках и других выдающихся мусульманских личностях. Поверьте, там все очень красиво, построено на принципах любви, ответственности, уважения и терпения друг к другу. Аналогично, познавать Веды нужно посредством учений ачарьев, а христианство — через Иисуса и мудрость старцев, а не среднестатистического пьющего русского — хорошо, если он тянется к духовности, но он не может быть принят за искомый идеал.

В те времена ислам дал женщине права и защиту — жизни, имущества и духовного развития. Нас возмущает многоженство и социальное неравенство, но нужно осознать два важных, очень важных постулата. Во-первых, не нужно сомневаться в мудрости Бога, если он передал определенную религию именно такой, значит, именно в этом виде она будет способствовать наилучшему развитию определенного сообщества людей. В этом смысле вайшнавам нужно смириться с тем, что в наше время мясоед может достичь духовного освобождения, а мусульманам — что более древняя ведическая традиция в некоторых случаях опирается на более высокие и сложные принципы. Не нужно сомневаться в правильности своей традиции или критиковать чужую — пусть каждый идет своей дорогой.

Во-вторых, ислам создает условия для развития мужчин в своей ипостаси, а женщин — в своей, как это заложено в нашей природе. Лидерство и активная социальная деятельность развивают мужские качества, семья и создание отношений — женские. Лично я — за естественную реализацию нашего предназначения, но это не должно осуществляться против воли человека, некоторые наши желания легче отработать и успокоиться, чем пытаться пережечь терпением, важно, чтобы при этом человек осознавал последствия своего выбора, не считал судьбу несправедливой — либо дудочка, либо кувшинчик.

Одним из неприемлемых понятий для нашей культуры является многоженство, разрешенное в исламе и присутствовавшее во многих духовных традициях еще несколько тысяч лет назад. Ислам ввел отсутствовавшие ранее ограничения на максимальное количество жен, к мужчине стали предъявляться строгие материальные, личностные и духовные требования. Более того, раньше женщине без мужа было крайне сложно выжить, например, при гибели мужчины на его братьев возлагалась тяжелая обязанность забрать его жен и детей — не ради похоти и удовольствия, а для спасения их жизней.

Но то, что было актуально ранее, не обязательно использовать сейчас — не везде многоженство поощряется, и чем выше сознание людей — тем меньше они склонны к полигамии. Хотя иногда многоженство является более справедливым, чем многочисленные случаи, когда мужчина живет на две семьи и не может ни оставить, ни взять полноценную ответственность за одну из женщин — я знаю людей с очень сложными в этом плане судьбами. Хотя сама я не приветствую многоженство и не верю, что на его основе западные люди могут создать счастливые и глубокие отношения, тем не менее, я допускаю, что для кого-то так лучше — как минимум, это не краткосрочное прелюбодеяние без обязательств, а длительные трансформирующие связи, ведь именно через близких мы получаем самые сложные испытания и лучшие возможности для внутреннего развития. Те мусульманские семьи, в которых мне довелось жить, построены на принципах уважения. Именно прямой контакт с этими людьми позволил мне из холодной москвички превратиться в теплую и заботливую женщину.

— Для женщины семья и дети стоят не на последнем месте в жизни. Каковы ваши ожидания от семейной жизни? Ваш идеал брака?

Я бы сказала, что на первом. Я не знаю ни одной женщины после тридцати, пусть очень успешной в бизнесе и материальном плане, которая была бы счастлива без удачных семейных отношений. Исключения составляют те, кто уже реализовал свою женскую природу, как правило, через детей, и теперь развивается в других направлениях. С другой стороны, я знаю много несчастных замужних девушек — видимо, каждому своя доля.

В двадцать лет я была увлечена свободой и карьерой, а сейчас я бы с удовольствием обволокла заботой достойного мужчину и воспитала несколько сыновей. Самое важное, что я поняла про отношения — что хорошего мужчину нужно заслужить. Согласно всем духовным традициям, за атмосферу в семье ответственна женщина, и если она не накопила необходимый запас знаний и мудрости, в несчастной женской доле стоит винить только себя.

Ожидания от семейной жизни у меня только одни — будет много проблем и трудностей. Я знаю, что это будет самым большим моим испытанием (кроме смерти), именно поэтому я к этому и стремлюсь. Я всю жизнь была независимой, самостоятельно принимала решения, брала ответственность за других — все-таки это является реализацией мужской природы, а я по какой-то причине - в женском теле. Хотя в последние годы я сильно изменилась, стала мягче и терпеливее, мне по-прежнему сложно быть ведомой. Именно поэтому я жду сильного и умного мужчину, авторитету которого я смогу подчиняться и развивать в себе смирение. Чего я точно не жду — это идеальных отношений, хотя для мужа я буду стремиться создать рай на земле, над собой придется много работать. Мне важно пройти через семью, чтобы научиться быть верной и заботливой до последнего, какими бы испытаниями ни наградила жизнь: в ссылку — значит, в ссылку. Всегда быть рядом, в горе и радости, болезни и здравии.

С Тиной Митусовой беседовал Максим Катрычев