В Чечне


Разговор с Темой накануне поездки:
— Тема, в воскресенье я буду в Чечне.
— Туда я должен был поехать.
— Во-первых, за тебя попросят больше денег, во-вторых, без тебя Студия развалится, а в-третьих, это тебе месть за Чингисхана, что ты в Монголию раньше меня уехал.

Во время моей прошлой поездки в Дагестан мне не удалось побывать в Чечне, в этот раз я наверстала упущенное. Мое путешествие совпало с уразой — постом, который держат во время Рамадана. В это время воздаяние за благие дела и наказание за грехи увеличиваются в 10—700 раз, что вселяло мне дополнительное спокойствие. Я купила самую длинную юбку, которую смогла найти в Москве и не поверила, когда мне сказали, что можно ходить хоть в мини и без платка, лишь бы не в брюках. И то, просто месяц такой, а так и в брюках можно. Оказалось, меня не обманули, в Грозном достаточно свободно ходят девушки в облегающих платьях по колено.
Из дагестанского Хасавюрта на такси я доехала до дагестанского поста, а к чеченскому посту, где нас ждала машина, водитель отказался ехать (слишком нудные проверки в обоих точках). Сразу же после дагестанского пункта перестал работать кавказский «Мегафон», московский «Билайн» мужественно ловил еще метров триста на чеченской территории, и, рисочка за рисочкой, тоже оставил меня без связи. «Теперь меня точно никто не найдет.» — подумала я. -) В Чечне работает только свой собственный чеченский «Мегафон», достаточно дорогой по нашим меркам.
Мне предстояло попасть в Грозный, в самое сердце Нохчи. Эта часть Чечни, по которой пролегает трасса Грозный—Гудермес, имеет достаточно ровную равнинную поверхность. Хоть и не мои любимые горы, все равно красиво.


Раньше на этой трассе частенько ради прикола обстреливали проезжающие машины, но, говорят, уже давно не было.



Гудермес

Здесь каждый город начинается с какого-нибудь специального стенда. Чечня начала активно восстанавливаться только с этого года, поэтому любые проявления нормальной мирной жизни здесь очень ценятся. Например, когда на этой трассе поставили первый придорожный постамент с надписью «Добро пожаловать», многим это уже согревало сердце.


Гудермес, с одной стороны, город небольшой, с другой — это вотчина Кадырова, поэтому он почти весь восстановлен, и в нем тяжело найти следы войны. Наоборот, это на удивление глянцевый город, со свежевыкрашенными заборами и домами и хорошими дорогами. Около значимых объектов, естественно, стоят дядьки в камуфляже и с автоматами, но с ними даже как-то спокойнее.



Мечеть.


Памятник Кадырову-старшему.


В городе много плакатов с портретами Ахмата-хаджи и Рамзана Кадыровых, впрочем, как и в остальных частях Чечни.



И практически все значимые городские объекты имеют соответствующие названия.


Краеведческий музей Ахмата-хаджи Кадырова.


Хотя было воскресенье, местная школа была открыта, так как детишки репетировали национальные танцы. Специально для нас устроили показательную программу с живыми барабанами и зажигательными танцами. Поскольку в городе активно ведется строительство и периодически подключаются новые объекты, иногда не бывает электричества. Мы попали именно в такой момент, поэтому не попали на колесо обозрения, и выступление пришлось смотреть в неосвещенном зале, но это не помешало насладиться яркими горячими танцами. Было очень душевно, тем более что барабаны — моя слабость...
Фотки никакие, но что есть.



В школьном музее.


Аргун

Здесь уже вместо скромной вывески сделали целый парк с фонтанами, башенками и скамейками.




Лошадки. -)


За нами следят. -)



Военную базу в Ханкале нам дали сфоткать только издали.


Грозный

Через четыре дня, 5 октября, откроют главные ворота столицы, а также аэропорт. Временный указатель с названием города нам не дали фотографировать, потому что он похож на надгробную плиту, а «Грозный должен быть красивым».



Боевая подруга. -)


Я никогда не видела город после войны, поэтому от первых зданий даже с незначительными повреждениями долго не могла оторваться. Грозный за полгода не отстроить, поэтому разрушенные и новые дома соседствуют друг с другом. Многие здания без серьзных травм именно восстанавливают, достраивая куски домов. (mp3)



Новые коробки.







Скелеты от многоэтажных зданий.



Бывший завод «Красный молот» в Ленинском районе Грозного.


На этом стадионе взорвали Ахмата Кадырова. Сейчас здесь бегают детишки.


Глядя на центральную часть города, не верится, что все это сделали за 8—9 месяцев. Огромная площадь, фонтаны с дельфинами, фонарики. Ну чем не Калуга. При таких темпах строительства через год следов войны в городе не будет. Как и на всем Кавказе, здесь можно найти цыган.


Памятник Кадырову-старшему.


Если дома восстанавливают за 3—4 месяца, то главную мечеть города строят основательно, она будет открыта только через полтора года.




Путина здесь меньше, но все же его «Нужно сделать все, чтобы возродить Чеченскую Республику» найти несложно.



Наиболее удручающе выглядит Октябрьский район, он сохранил всю «прелесть» бывших военных действий. Жители либо уезжали, либо отсиживались в подвалах.


Следы осколочных взрывов.



Бывший дом Аллы Дудаевой.


А рядом — такой же бывший домик Басаева.


Везде в городе копают и строят. Из-за большого количества гальки и щебня на трассах у многих машин трещены на лобовых стеклах (или просто мне так везло).


А эта раритетная бибика вообще непонятно, как здесь оказалась!


Из Чечни я привезла несколько килограмм яблок, которые разошлись с большим успехом.
Кстати, по Чечне нас катали на машине с московскими номерами.


Смотреть остальные перемещения