Веденский район

Дорога к селу Басаева лежала через Шатойский район.


Сержень-Юрт. Здесь птицы не поют
В лесу с опавшею листвой.
Здесь все пропитано войной,
Здесь ночью был неравный бой. (mp3)
Это село часто звучало в сводках новостей на тему проведения всяких спецопераций.


Веденский район является родиной Басаева и до сих пор — одно из наименее спокойных мест в Чечне. Но и здесь восстановление идет полным ходом. По дороге еще встречаются БТРы, развалины домов и простреленные заборы, на вершинах гор и в стратегически удобных местах расположены посты федералов. Но много и отстроенных домов, и лишь один участок трассы длиной около 12 километров не покрыт асфальтом. Это при том, что раньше состояние этой дороги не позволяло перемещаться со скоростью выше 20 км/ч.







Федеральный пост.


В одноименном районном центре недавно открыли ресторан и торговый центр «Ведено».


Станция и администрация района.



Через русла рек перекинуты такие узкие мосты. Когда по ним едешь на машине, они страшно громыхают.




Мороженое здесь очень любят. На воротах многих частных домов встречаются такие таблички, и обязательно — на дверях все придорожных магазинов.


Общительная бабушка подумала, что я журналист. Когда узнала, что это не так, удивилась: «А кто?». Я ее еще больше удивила, ответив, что я гость.



Дышне-Ведено — родное село Басаева. В горах дома и хозяйства восстанавливаются медленнее, многие уезжают жить в города. Поэтому много заброшенных и никому не нужных дворов и садов. На воротах остались надписи «ПРОВЕРЕНО ЗДЕСЬ ЖИВУТ ЛЮДИ» или «СТОЙ СТРЕЛЯЮ НИКТО КРОМЕ НАС».





Этот ларек находится где-то во дворах, там продают только напитки и сникерсы.


Найти бывший дом Басаева очень легко. Его окружает самый высокий в округе забор, больше напоминающий стены какого-нибудь маленького кремля. Мой дом — моя крепость. Был.




Это когда-то было машиной.



До Басаева Веденский район был связан с именем другого человека, Зелимхана из села Харачой. Народный мститель, абрек (по Далю «Отчаянный горец, давший зарок не щадить головы своей и драться неистово!..»), который боролся с царскими войсками в дореволюционной России.
Из письма Зелимхана: «Я знаю, вернуться к мирной жизни мне теперь невозможно. Пощады и милости тоже я не жду ни от кого. Но для меня было бы большим нравственным удовлетворением, если бы народные представители поняли, что я не родился абреком, не родились абреками также мой отец, брат и другие товарищи.» (М. Мамакаев «Зелимхан»).
В книге И. Базоркина «Из тьмы веков» описывается тот же период времени, но про ингушских горцев.
Так вот, при въезде в Ведено стоит памятник Зелимхану, а на центральной улице, проходящей через Ведено и Дышне-Ведено, висят таблички с названием типа «улица Зелимхана Харачоевского», но чеченцы не смогли ответить, на каком они языке (в основе чеченской письменности лежит кириллица).


Этот родник называют «Девичья коса» или «Коса несчастной девушки». По легенде эта девушка убежала с любимым из родного дома, но разгневанный отец успел бросить ей вслед кинжал, который вонзился девушке в спину. Она упала, и ее длинная коса разметалась вниз по пригорку. А на утро на этом месте появился серебристый ручей.




Детишки у родника.



Поселок Зелимхана, горы, я и федеральный пост.












Несмотря на большую территориальную близость, горы в Чечне очень сильно отличаются от дагестанских повышенной лесистостью. Леса в дагестанских горах редкие и часто просвечиваются. А в Чечне деревья плотным потоком покрывают гористую местность.
Эта грунтовая дорога ведет к озеру Кезенойам, но все называют его просто Голубое. Оно располагается высоко в горах и такое глубокое, что говорят, будто оно не имеет дна. С чеченского оно переводится как «Лужа страдания» опять же, из-за наличия легенды. Когда-то на месте этого озера располагалась деревня, люди которой отличались не самой большой праведностью. Однажды там появился старик, просивший милостню. Но сердца людей были настолько жесткими, что никто ничего ему не подал. Только одна женщина дала ему еды. Старик за ее доброту сказал ей быстро взять своих детей, бежать наверх до самой вершины горы и ни за что не оглядываться назад. Женщина послушалась его и остановилась только на самом верху. Если бы она обернулась раньше, то увидела бы, как земля проваливается вниз в том месте, которого только что касалась ее ступня, и от страха остановилась бы и не успела бы добраться до вершины. Вся ее деревня ушла под землю, а на ее месте образовалось огромное красивое озеро.
Сейчас местные жители отдыхают на этом озере в «диком» варианте, но недавно там приступили к строительству турбазы. Кадыров сказал, чтобы было.
Сама дорога была проделана еще царскими войсками, когда они охотились за имамом Шамилем в XIX веке.



А с этими фотками у нас был прикол. При просмотре фотографий, сделанных моей подругой во время поездки, наш чеченский друг нашел этот кадр и стал стыдить ее, что это она такие части тела у мужиков фотографирует. На что я ему ответила, у меня тоже такая есть, только не ради этой самой части тела, а из-за пистолета, который становится виден в определенные моменты. Ну, не могли мы удержаться. -)



Это как раз мы, горы, коровы, река и чеченские дети.