Сирия

Моя первая арабская страна. Хотя я уже немного трещу по-арабски, в Сирии я говорила по-русски больше, чем в Москве. Дело в том, что там очень модно отправлять детей учиться в наши края — Украину, Белоруссию, Кубань, в некоторых семьях уже минимум два поколения знакомо с нашими просторами, имеют русских или украинских жен, любят водку и пр.
Прямо перед вылетом одна моя знакомая рассказала мне историю, как ее и ее будущего мужа не хотели пускать в страну (визу выдают прямо на границе), то ли из-за того, что они не были официально женаты, то ли таможенникам так сильно испортили настроение два иностранца с израильскими визами (с ними в Сирию не пускают). Я представила, как отнесутся к блондинке пограничники, и начала немного нервничать. До того момента, как подлетела к Дамаску — не знаю почему, но даже сверху он мне напомнил Махачкалу, и я сразу успокоилась: на этой земле у меня все будет хорошо. Так все и было, никаких лишних вопросов, мне даже попался англоговорящий пограничник, хотя это большое исключение. Конечно, я не стала дразнить работников таможни вопросами типа: «Когда будет следующий рейс в Тель-Авив?», как обещала своей сирийской подруге, к которой я приехала.


Дамаск

В Сирии мне все было как бы знакомо: либо напоминало Даг, либо — Индию. С одной стороны, здесь люди такие же общительные и доброжелательные, как в Индии, но при этом нет настырних и вездесущих торговцев, от которых болит голова, хотя понятно, что тут и уровень жизни на порядок выше. С другой стороны, народ такой же эмоциональный и горячий, как в Дагестане, но при этом отсутствует ярко выраженная сексуальная агрессия, как на Кавказе, от которой порой хочется залесть в мешок из-под картошки.
Внешне тоже много схожего. Ну чем не улица Ярагского с видом на Тарки:


И чем не индийские магазины. А обязательные портреты Президента встречаются гораздо чаще, чем кадыровские — в Грозном. Хотя в Чечне культ Кадырова гораздо выше, как говорит Латынина: «Кадырова нельзя уволить с поста хозяина Чечни, потому что у него пост не называется „президент“, у него пост называется „Кадыров“».



Не велорикши, но тоже забавно.


Хотя это было исключение, здесь многие ездят на такси. Европейский вариант парковки:


Типичный дагестанский пейзаж.




Сирия, как и Кавказ, тоже любит голду и яркие цвета. В магазинах я не видела ни одной шмотки без страз или полкило металла.


Мебель для гостиной здесь у всех такая, предполагает сидение на полу за маленькими передвижными столиками, а для неместных где-то хранятся стулья.


Кстати, о металлах. Украшения прямо при покупателе взвешивают, считают камушки и объявляют цену.


В столице самое красивое — Старый Дамаск, центральная часть города с кучей маленьких и симпатичных кривых улочек, магазинов, магазинчиков и рынков. На таких улочках арабы любят рисовать израильские флаги, чтобы люди по ним ногами ходили.
В Старом Дамаске находится одна из самых великих мечетей в мире — мечеть Омейядов (???? ??? ???? ??????). На ее месте сначала был языческий Храм Юпитера, потом — христианская церковь, а с распространением ислама на Ближнем Востоке — эта мечеть. Место силы есть место силы. Церковь муслимы у христиан выкупили, разрушили, а стены вокруг нее отставили, поэтому местами видно католическую мозаику.





На одной из внешних стен мечети есть портрет Иисуса. Скорее всего, он здесь находится потому, что по исламу именно здесь случится второе пришествие Христа. Но местные христиане рассказали мне легенду, что когда муслимы разрушили церковь, это изображение появилось на стене. Его несколько раз уничтожали, но оно заново появлялось.


Голова Иоанна-крестителя. Также его голова хранится в Риме, Франции и Армении, плюс еще около 8 таких версий. Какая из них верная — непонятно.


Закрытые ворота внутри Старого Дамаска со следами обстрела.


Рядом находится гробница Салах ад-Дина (Саладина) — мусульманского лидера 12 века, которому удалось победить крестоносцев и изгнать их из Иерусалима. Мне этот человек симпатичен тем, что после завоевания Иерусалима он позволил всем христианам, желающим покинуть город, собраться и вместе со своим добром спокойно уйти.




Напротив гробницы — небольшая помойка.


Сайданайский православный женский монастырь. В Сирии очень интересные кресты — они объемные. На циферблатах используются арабские цифры. На мозаиках — арабские буквы. Как шутят мои друзья-мусульмане, некоторые фразы, которые произносят христиане, говорящие на арабском языке, совпадают с мусульманскими, потому что по-другому не скажешь. Например, «ради Бога» звучит как «бисмилля».


Горные поселки похожи на дагестанские. Знакомьтесь, Шамилькала.



Это мужской монастырь, расположенный в горах. Восточная атмосфера открытого общения сохраняется даже в религиозных заведениях. В отличии от российских монастырей, здесь дядьки очень спокойно относятся к теткам: мне все показали, привели в гостевую комнату, где сидело человек двадцать монахов, показали проект монастыря, который разрабатывал русский архитектор некто Бодров, отвели в церквушку, в которой я надолго зависла — снизошло хорошее благотворное состояние. На территории монастыря находится несколько пещер, в которых молилось предыдущее поколение монахов, осевших на этом месте.





Виды с монастыря.




Маалюля. Жители этого городка говорят на арамейском языке, на котором говорил Иисус. Здесь есть женский монастырь Святой Феклы. По легенде, когда она убегала от преследователей, гора разделилась на две части и образовала ущелье, благодаря чему она смогла спастись.




Алеппо (Халиб)

В Сирии достаточно популярнапрактика отправлять своих детей учиться в российские и украинские высшие учебные заведения. Благодаря этому мне и тут не пришлось страдать от недостатка знания арабского языка.

Такси в Сирии стоит дешевле, чем в Москве — метро. К таксисту нужно садиться на заднее сидения, особенно, если ты — женщина. А вот в машину к другу — на переднее, чтобы не подумали, что он таксист (считается неуважительным). А вот машины — раза в три дороже, чем в Москве. Из-за высоких таможенных пошлин Мазда стоит столько, сколько у нас — БМВ.




Центральная крепость города.




Очень похоже на Хиву в Узбекистане.




У меня получилась своеобразная экскурсия по Алеппо. Я была в квартале, куда не заходят полицейские и не рекомендуется появляться посторонним, особенно туристам. Зато там можно купить нелегальное оружие. Правда, из машины мне там не разрешили выходить. Но это исключения, которые мне, правда, было полезно узнать — я люблю взять карту и пешком бродить по новому городу и его закоулкам, поэтому случайно могла и туда забрести. -)

Кварталы городов в Сирии поделены на мусульманские и христианские, люди отличают друг друга даже по одежде, хотя я явных отличий не замечала.
Поскольку я попала в эту страну в тот момент, когда Израиль начал бомбить Сектор Газа, здесь активно собирали пожертвования для своих братьев-арабов. Например, на улице продавали розы, а собранные средства отправляли в Газу.
Продавцы и таксисты здесь приветливы, но не назойливы, как в Индии (я понимаю, что здесь нет такого голода и нищеты), а люди общительны, но не так сексуально активны, как на нашем Кавказе. То есть здесь можно нормально разговаривать с человеком противоположного пола и это ничего не будет значить. Мой любимый Дагестан в этом смысле меня утомляет своими завышенными ожиданиями от простого человеческого разговора.